Страницы

Общее·количество·просмотров·страницы

воскресенье, 10 июля 2011 г.

Гособоронзаказ на грани срыва

Одной из центральных тем прошедшей недели вновь стала эффективность системы управления - борьба с теми самыми бюрократическими тромбами, которые мешают развитию. Этому и было посвящено совещание у Дмитрия Медведева, на котором рассматривался ход исполнения поручений главы государства. Почему управленческие сигналы часто либо не доходят, либо невероятным образом искажаются? Один из примеров  - гособоронзаказ. Действительно ли он на грани срыва, а новая техника поступает по завышенным ценам?

Видеоконференции по исполнению президентских поручений, когда на прямой связи и губернаторы, и министры, проводят регулярно, чтобы держать ситуацию под контролем. Впрочем, от главной темы разговора президент решил отклониться. Повод - сенсационное заявление генерального конструктора Московского института теплотехники Юрия Соломонова, по словам которого гособоронзаказ-2011 фактически сорван. Вопрос, естественно, к министру обороны Анатолию Сердюкову.

"Анатолий Эдуардович, вы где там? Вижу. Так вот, я хочу, чтобы вы не только с этой информацией разобрались, а вообще в ситуации. Если она такая, как описывают некоторые ваши коллеги, тогда нужны организационные выводы в отношении всех, кто отвечает за это в правительстве, независимо от чинов и званий. Мне хватило прошлого года. А если она иная, то нужно разобраться с теми, кто сеет панику. Знаете, как по законам военного времени поступали с паникерами? Расстреливали. Понятно? Значит, вам разрешаю уволить. Вы слышали меня? Доклад - в трехдневный срок на эту тему и комментарии", - заявил президент.

Суть претензии генерального конструктора - в интервью, опубликованном в газете "Коммерсант". "На сегодняшний день ни одного контракта, если говорить о стратегических ядерных силах, не заключено. Сейчас июль. Такого не было последние лет 14. Самое позднее - на текущий год мы заключали контракты в конце апреля или в середине мая. И тогда это приводило к конвульсивно-судорожным действиям промышленности", - говорится в издании.

Первые разъяснения Сердюков уже дал - государственный оборонный заказ утвержден на сумму в 581 миллиард 500 миллионов рублей. Пятую часть контрактов, точнее 18%, действительно не заключили. Из-за завышенных цен.

"Именно это явилось причиной, почему мы так затянули, - пояснил министр обороны РФ. - Мы, к сожалению, не получили обоснованных цифр, почему такой дикий рост в ценообразовании. Поэтому считаю, что заявление Соломонова - это продолжение нашей дискуссии в ценообразовании. Конечно, мы с этими цифрами не согласились".

Контракт на поставку межконтинентальных баллистических ракет "Тополь-М" и "Ярс" не заключен из-за того, что Институт теплотехники взвинтил цены - на 3 миллиарда 900 миллионов рублей подорожала партия "Тополей-М" и на 5 миллиардов 600 миллионов - партия "Ярсов". И это далеко не единственный пример. В стоимость многоцелевой атомной субмарины четвертого поколения "Северодвинск" - крейсер должен быть передан ВМФ уже в конце года - заложены в том числе и сопутствующие расходы, с лодкой уже никак не связанные, - обслуживание детских садов, объектов инфраструктуры. Как показывает практика, "расшифровка" статей в контракте из конечной стоимости готового изделия позволяет вычесть до 30%.

"Чтобы понимать уровень "беды", я приведу наиболее наглядный пример предприятия, которое производит тяжелые металлические причалы. Разница представляемых обоснований цены и зарегистрированной Федеральной службой по тарифам составляет 134 миллиона рублей, то есть 32%. Минобороны, конечно, не может согласиться с таким подходом", - подчеркнул начальник Департамента вооружения Вооруженных сил РФ Анатолий Гуляев.

У производителей и конструкторов, понятно, своя правда. По словам директора НИИ электронных приборов Валерия Эдвабника, из-за того, как оборонное ведомство устанавливает цены, предприятия вынуждены ловчить и в чем-то завышать цены на свою продукцию. "Рост цен на комплектующие материалы просто не поддается никакому описанию, там никакого контроля со стороны военного ведомства не ведется", - отметил Эдвабник.

Впрочем, разногласия никак не отменяют поставленных Медведевым стратегических задач - безусловное выполнение программы вооружения до 2020 года. Потому на подготовку доклада министру Сердюкову президент дал три дня - срок истекает уже в понедельник, 11 июля.

Самые яркие примеры, пожалуй, - многоцелевой истребитель Т-50, испытания которого проходят в Комсомольске-на-Амуре. Автомат нового поколения, который заменит знаменитый Калашников, - его разработкой занимаются на "Ижмаше".

А в Петербурге на V военно-морском салоне буквально месяц назад демонстрировали российскую морскую мощь. Взять хотя бы корвет ближней морской зоны "Строгий" - будущее отечественного военного флота. Ассиметричный катамаран не заметен для радаров противника, способен нести на борту два вертолета и будет оснащен самым современным ударным оружием, крылатыми ракетами и артиллерийскими системами.

Спуск на воду первого такого корабля запланирован на 2015 год. Выполнение гособоронзаказа президент Медведев держит под личным контролем. Он специально говорил об этом еще 18 матра на коллегии Министерства обороны.

"Взял обязательство – выполняй, а то ведь сначала нахватают на себя различных заказов, причем путем снижения неправомерного цен, определения нереальных цен, а потом требуют увеличения контрактной цены. Это неприемлемо. Эта порочная система должна быть разорвана, иначе мы не сможем решить ту задачу, о которой я сказал, то есть к 2020 году укомплектовать нашу армию и флот новыми вооружениями. Деньги есть. Нужно навести порядок", - заявил глава государства.

Наводить порядок сегодня придется особенно быстро. 20 триллионов рублей - для российского бюджета это астрономические деньги, но именно столько запланировано потратить на армию в ближайшие девять лет, чтобы к 2020 году новой техники и новых вооружений в армии было две трети. Затягивать с исполнением поручений теперь особенно чревато - ответственность будет персональной.

Египет: революция - прежде всего

Теперь не может быть простого выхода из череды революций в Северной Африке. Так, на площади Тахрир в Каире вновь собрались сотни тысяч манифестантов. Главный лозунг - "Революция - прежде всего!" Но она уже состоялась. Тогда что еще? Похоже, ситуация близка к эндшпилю.

Солнце в зените. Головы печет. Десятки машин "скорой помощи" едва успевают увозить с площади поймавших тепловой удар. Но страсти и речи еще яростнее, злее, жарче пустынного солнца. "Мы должны очистить город и страну от тех, кто не соблюдает благочестивых традиций. Вышвырнуть девиц в коротких юбках, запретить открытые блузки!"

Каирский музей закрыт. У пирамид малолюдно. Туристы осторожничают. Куда качнется маятник? Чья возьмет? Исламистов на площади очень много. Они хорошо организованы и очень популярны среди городской и сельской бедноты.

Братья-мусульмане сегодня тоже на площади. На Тахрире они совершают пятничную молитву. Но это единство революционеров обманчиво. Они пришли сюда только потому, что организаторы митинга отказались от лозунга переноса сентябрьских выборов. Если выборы состоятся в сентябре, то в Египте победят исламисты.

Ни на Тахрире, ни на прилегающих улицах нет ни полиции, ни армии. Проверяют документы, досматривают сумки, обыскивают сами. Военные, ранее превозносимые и любимые народом, теперь вызывают подозрение, раздражение, если не гнев.

Экономика падает. Чрезвычайное положение так и не отменили. Конституции нет. Сроки выборов способны, скорее, спровоцировать гражданскую войну. Но для пришедших на Тахрир это не самое главное.

Собравшиеся на Тахрире требуют продолжения революции. "Революция - прежде всего!" - таков основной лозунг митинга миллионов. Но хотят они не реформ, не Конституции, не досрочных выборов. Они хотят голов тех полицейских, которые стреляли по демонстрантам в конце января этого года. Хотят голов членов семьи бывшего президента Хосни Мубарека. Для них уже готовы петли - и для самого Мубарека, и для его детей.

Интеллигенты Каира. Он - профессор, скульптор, доктор искусствоведения. Усама эль Серуи. Его жена Алия - преподаватель, журналист. Усама автор двухтомной монографии о советсткой монументалистике. Его скульптуры и статуи стоят на площадях и в парках египетской столицы. Закинувший ногу на ногу Антон Павлович Чехов устроился в сквере Русского культурного центра. Они ходили и ходят на Тахрир, а о революции рассуждают с оптимизмом и прекраснодушием чеховских героев.

"В каждой стране, когда уже появилась революция, нужно жертвовать многим. Мы должны терпеть", - считает Алия.

Абду эль Хамид, 39 лет. На Тахрир не ходит. Надо крутиться, надо зарабатывать. В деревне - семья, жена беременна шестым. Если везет, он отвозит в свою деревню 480 фунтов в месяц - это где-то 80 долларов. Он - привратник, сторож, садовник, моет машины, бегает по поручениям. Спит в закутке, отгороженном от улицы линялой портьерой.

"Раньше был у нас один богатый король - Фарук, а сейчас Мубарек развел тьму этих королей. Они обворовали нас, наживали свои капиталы на воровстве. Было бы хорошо найти их деньги и раздать бедным", - считает Абду.

Он ест на 17 фунтов, то есть на 3 доллара в день. Семь лепешек. Немного протертых бобов раз в неделю. В пятницу - кусочек мяса или курицы из остатков с кухни соседнего кафе. Таких в Египте десятки миллионов. Именно поэтому даже в самые трудные дни, даже сейчас государство датирует хлеб, лекарства, бензин, иначе такие, как Абду и его дети, начнут умирать с голода и выйдут на Тахрир грабить награбленное. Множество фабрик и заводов - на грани банкротства. Туризм - в тяжелейшем кризисе. Проблемы с экспортом газа. Время зарабатывать по-малому.

Остаются традиционные народные промыслы, которые были популярны и совсем не прибыльные еще со времен английского владычества. Чистильщики обуви на улицах Каира. За немудреную процедуру с вас возьмут фунт.

Голубей фаршируют, набивая рисом, кроликов томят с травами - это для тех, у кого есть лишние фунты. Для прочих - лепешки и овощи. Да и таких на базаре немного. В Египте - кризис наличности.

Каир митингует. Оказалось, что с уходом постаревших в своих роскошных креслах президентов, благоденствие не наступает. Сегодня толпа требует их крови. Завтра ей потребуется выяснять отношения с армией. Послезавтра не на жизнь сойдутся светская учащаяся молодежь и ортодоксы из братьев-мусульман. Наконец, на авансцену выйдут те, кто уже не сможет прокормить себя и свою семью грубой пшеничной лепешкой за пять пиастров. Революция продолжается.

Цены на авиабилеты: странности отечественных перевозок

Монополизм – причина высоких цен на авиабилеты, которые встают на пути не только отдыха, но и простого общения со своими близкими. В США при более высоком уровне жизни внутренние перелеты в полтора-два раза дешевле, чем у нас, даже учитывая дотации для Дальнего Востока.

В гражданской авиации существует такое понятие, как коэффициент авиационной мобильности. Например, каждый житель США поднимается в небо дважды в год. Европеец гарантированно совершает один перелет ежегодно. В России, в принципе, летает лишь каждый третий.

Ирина Зуйкова переехала в Москву с Сахалина 30 лет назад. Там, на острове, у нее родня. За тем, как подрастают любимые племянницы, тетя Ира наблюдает по фотографиям.

"Были четыре года назад. Брат приезжал с двумя детьми. Жена не приезжала в целях экономии", - рассказывает Ирина.

Крохотный поселок Третья Падь Сахалинской области. Из достопримечательностей - Корсаковский порт, пограничные катера и судоремонтный завод. Путешествие на материк сестры Маша и Даша уже успели забыть. Билет Сахалин - Москва стоит 23 тысячи рублей. На семью в один конец выходит под 100 тысяч! По словам Александра Поволоцкого, одного из местных жителей, "легче слетать в Китай, чем долететь до Москвы".

У жителей Благовещенска схема отработана. Чтобы увидеть Кремль и не разориться, нужно всего ничего - купить билет на пароход, переплыть через Амур в Китай и уже оттуда брать курс на Москву.

"Из Пекина мы летим до Москвы за 22,5 тысячи, а из Благовещенска мы бы летели в этот же день за 31", - рассказал житель Благовещенска Илья Пашковский.

А что делать семьям Приамурья, Сибири и Дальнего Востока, если летом хочется на море, - не на Желтое - китайское, а на родное - Черное?

Возьмем, к примеру, Екатеринбург. Перелет оттуда в Сочи и обратно стоит чуть более 21 тысячи рублей. За те же деньги можно 10 дней купаться в Турции, где к тому же, как известно, все включено.

Перелет из Москвы на Байкал, в Иркутск, в лучшем случае будет стоить 22 тысячи рублей. К слову, преодолеть такое же расстояние по территории США - например, из Нью-Йорка в Лос-Анджелес - вдвое дешевле.

Одинаковый километраж стоит по-разному даже у одного и того же "Аэрофлота". Например, из Москвы в Нью-Йорк он довезет за 26 тысяч, а в Петропавловск-Камчатский - уже за 36.

"Откиньте НДС, потому что российский пассажир, покупая билет в Нью-Йорк, не платит НДС. Покупая в Петропавловск-Камчатский, он платит НДС. Второе - керосин. Мы летим в Америку на самолете Airbus A330. Он потребляет керосина ровно в два раза меньше, чем Ил-96, который летит в Петропавловск-Камчатский. Почему мы не можем в Петропавловск-Камчатский полететь на Airbus A330? Потому что взлетно-посадочная полоса не принимает этот самолет. Стоимость керосина там 500 долларов, а в Петропавловске - 1000 долларов. Вот вам и билет", - разъяснил генеральный директор ОАО "Аэрофлот - Российские авиалинии" Виталий Савельев.

Цена билета - это расходы авиакомпании. Десятая часть идет на зарплату персонала. Примерно столько же - на обслуживание парка авиасудов. Весомые траты - аэропортовые сборы. И треть билета - авиакеросин.

Бункеровка самолетов - самый прибыльный бизнес в нефтянке. По требованию ФАС, у перевозчиков должен быть выбор, у кого купить топливо для заправки в крыло. Но в большинстве аэропортов топливно-заправочный комплекс один, да и сам аэропорт зачастую - монополист.

"Аэропорты по разным причинам не очень-то сильно стараются вести себя как деловая единица. И если упал объем услуг, то они считают, что дополнительный доход можно получить повышением тарифов. Они не стараются привлекать авиакомпании, не стараются увеличивать объем пассажиропотока", - подчеркнул заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы Анатолий Голомолзин.

Первооснова авиационного бизнеса - стоимость пассажирокресла на километр пути. У российских авиакомпаний она составляет в среднем 20-25 копеек, при этом у низкобюджетных перевозчиков пассажирокилометр выходит в полтора-два раза дешевле, чем у сетевых.

Единственной в России бюджетной "Авианове" в Сургуте не давали время на взлет и посадку. Появились они только после дела, возбужденного ФАС. Рейсы в Краснодар хоть и ночные, но все равно битком. Цена билета - от 250 рублей. Для этого из билета изымаются лишние услуги, например, питание и провоз багажа.

"Для нас каждая копеечка важна. У нашей модели нет лишних денег. Мы не можем добавить 100-200 рублей, потому что сразу отрежем категорию пассажиров, у которых просто нет этих денег, но они хотят летать", - рассказал генеральный директор "Авиановы" Владимир Горбунов.

Еще 20 лет назад на территории России работали почти полторы тысячи аэропортов, летали 122 миллиона пассажиров в год. Затем - падение в пять раз. Сегодня аэропортов осталось чуть более 300. На местные линии, соединяющие небольшие города, приходятся ничтожные 3% перевозок. Более 70% рейсов концентрируются в Москве.

Небольшой сибирский Усть-Кут. Когда-то сверх востребованный алмазниками и строителями БАМа, он почти погиб в 90-е. Разбитая полоса снаружи и неприличная разруха внутри.

"80-85% аэропортов - убыточные. Не нужно обращать внимание на Шереметьево, Внуково, Домодедово. Да, это крупнейшие аэропорты, но у нас, кроме этих трех, еще есть 300. А что с ними?" - говорит генеральный директор Ассоциации "Аэропорт" гражданской авиации Виктор Горбачев.

Чистейшая вода, прозрачный воздух, величественные горные хребты - туристические сайты зазывают на Байкал звонкими эпитетами. Сибирский курорт, правда, великолепен, но большинству россиян сюда путь закрыт.

"В прошлом году теплая компания собиралась в круиз по Байкалу. Билеты покупали по очереди. Первый купил билет за 22 тысячи, третий за 35, шестой за 72 тысячи рублей - по цене бизнес-класса прилетел экономическим классом. Если и приезжают на Байкал, то, как правило, один раз", - отметил директор гостиничного комплекса Станислав Леник.

Сто с лишним российских авиакомпаний обслуживают в год 60 миллионов человек - это меньше, чем перевозит одна немецкая Lufthansa.